25112020

Забытая временем битва

В конце XVI века подчинившая себе сотни тысяч кочевников Турция стала евроазиатской сверхдержавой, угрожая уже не только венгерским, молдавским, болгарским и сербским землям, но и всей европейской цивилизации в целом. И снова европейцев, как и во времена нашествия монголов, спасли русские, преградив путь в Европу через Русскую землю туркам и подчиненным им кочевым народам.

Царские и советские историки не любили писать о битве при Молодях, поскольку она не вписывалась в их концепцию 300-летнего ига (моё, не может быть серьезной войны с татарами через век после конца ига — да еше под Москвой!). Что ж, поднимем завесу тайны над этой неизвестной битвой.

МОСКВА, СПАЛЕННАЯ ПОЖАРОМ

Русское государство в этот момент тратило все свои ресурсы на фронтах Ливонской войны — битвы с блоком сильнейших европей­ских держав (Швеция, Дания, Польско-Литовское государство). И отражать одновременно натиск совместных турецко-татарских нападе­ний русским царям удавалось не всегда.

В итоге в 1571 году большое крымское войско во главе с цепным псом Турции ха­ном Девлет-Гиреем вторглось в Россию, порубило и увело в полон десятки тысяч русских и сожгло Москву. В следующем, 1572 году Девлет-Гирей с огромным турецко-татарским войском снова появился в пределах России. Летописные источники приводят разные числа, когда говорят об этом войске (от 100 до 150 тысяч воинов). Но, по мнению историков, немалую часть армии вторжения составляла обслуга, готовая лишь грабить да издеваться над пленными. Боеспособная же часть той армии, вероят­нее всего, состояла из отряда янычар, послан­ных османским султаном, ногайцев и черкесов (всего 20 тысяч) и 40-тысячного войска крым­ских татар. Но все равно — это была огромная сила. В Европе тогда битвы велись силами пол­ков и бригад. И естественно, ни турки, ни татары даже и думать не стали о том, что за год Москва не только восстановит свои силы, но и будет в состоянии дать отпор агрессорам.

Но в который уже раз русский народ до­казал свою сверхъестественную способность не только восставать из пепла, но и давать от­пор захватчикам.

Забытая временем битва, изображение №1

ПУШКИ ПРОТИВ КОННИЦЫ

Ухудшало ситуацию то, что Русское госу­дарство на севере кроме Ливонской имело еще одну войну: с сепаратистами. К сожалению, царь Иван Грозный не смог нормально догово­риться с боярами северных и северо-западных районов, ориентирующихся в политике на сво­их торговых партнеров с запада. Подавлять сепаратизм пришлось с размахом — кроваво и беспощадно разоряя купеческие города.

Поэтому, вместо того чтобы встречать ата­ку с юга у Москвы, Иван Грозный находил­ся в Новгороде и даже написал письмо Девлет-Гирею с предложением отдать ему Казань и Астрахань, боясь в случае поражения поте­рять российскую независимость, завоеванную в тяжелейшей борьбе. Однако московское ополчение и дружи­ны местных князей и бояр обошлись без царя. И без указов из новгородской ставки царя рус­ские начали действовать. Они имели очень не- большие силы — раз в 10 меньше, чем у про­тивника. Зато в сердцах наших воинов горел огонь отваги и любви к Отечеству. Дезертиров и сдавшихся в плен не было. Бились до смерти даже раненые и обозная обслуга. У деревни Молоди (в 45 верстах от Мо­сквы) 28 июля полк русских войск поставил пе­редвижную крепость — «гуляй-город» и вошел туда. Передовой отряд князя Хворостинина, с трудом выдерживая атаки втрое сильнейшего авангарда врага, отступил к этому «гуляй-горо­ду» и быстрым маневром вправо увел своих во­инов в сторону, подведя татар под убийствен­ный артиллерийско-пищальный огонь. Девлет-Гирей, 29 июля расположившийся на отдых в болотистой местности в семи ки­лометрах севернее реки Пахры у Подольска, вынужден был прекратить наступление на Мо­скву, боясь удара в спину. («Оттого убоялся, к Москве не пошел, что государевы бояре и во­еводы идут за ним».) Турецко-татарская армия вернулась назад, собираясь разгромить войско князя Воротын­ского. («Над Москвою и над городы промьшляти безстрашно не помешает нам ничто».)

Обе стороны готовились к бою.

Забытая временем битва, изображение №2

«И ВОДА КРОВИЮ СМЕСИСЯ»

У Молодей, между Подольском и Серпухо­вом, 30 июля началось пятидневное сражение.

Русский полк находился в «гуляй-городе», поставленном на холме, окруженном вырыты­ми рвами. У подножия холма за рекой Рожай стояли еще три тысячи стрельцов с пищалями. Остальные войска прикрывали фланги и тыл. Пойдя на штурм, несколько десятков ты­сяч татар вырубили стрельцов, но не смогли за­хватить «гуляй-город», понесли большие потери и были отбиты. А 31 июля все войско Девлет-Гирея пошло на штурм «гуляй-города». Ожесточенный бой продолжался целый день, при нападении по­гиб предводитель ногайцев Теребердей-мурза. В битве участвовали все русские войска, кроме полка левой руки, особо охранявшего «гуляй- город». Оправившись от потерь, 2 августа Дев­лет-Гирей возобновил штурм «гуляй-города». Во время натиска полк князя Воротынского скрытно покинул «гуляй-город» и, продвигаясь по дну лощины позади холма, вышел в тыл та­тарскому войску. Оставшиеся в «гуляй-городе» полк князя Хворостинина с артиллерией и немецкие рей­тары по условленному сигналу дали орудийный залп, вышли из укреплений и вновь завязали сражение, во время которого большой полк князя Воротынского ударил в татарский тыл. «Сеча великая была». Татарское войско подверглось полному разгрому, по сведениям некоторых источников, в рубке погибли сын и внук Девлет-Гирея, а также все семь тысяч янычар. Русские захватили много татарских знамен, шатры, обоз, артиллерию и даже лич­ное оружие хана. Весь последующий день остат­ки татар гнали до Оки, дважды сбивая и уничто­жая арьергарды Девлет-Гирея, который привел назад в Крым только каждого пятого воина из числа участвовавших в походе.

Андрей Курбский писал, что после Молодинской битвы ходившие с татарами в поход «турки все исчезоша и не возвратился, глаго­лют, ни един в Константинополь».

ПОСЛЕ БИТВЫ

Если до этого у турок была уверенность в том, главная помеха для их власти над русски­ми землями — царь, то теперь они поняли, что нет смысла терять воинов, штурмуя север.

Вот почему, когда в 1574 году умер Се­лим II, новый турецкий султан Мурад III решил отправить в Москву специального посла с изве­щением о смерти Селима II и своем воцарении. Это был знак примирения, особенно прият­ный для России, так как предшественник Мура­да III, его отец Селим II, не счел нужным изве­стить царя о своем воцарении, ибо не понял, что Москва превратилась не только в политический центр русских земель, но и в духовный центр православия.

После этого сражения история наших отношений изменилась. Уже не турки шли нас по­рабощать, а мы наступали на оккупированные ими и их прислужниками южные территории, освобождая славянские и другие народы.

Забытая временем битва, изображение №3
Эта и еще множество других интересных статей на нашем канале в «Яндекс.Дзен»
https://zen.yandex.ru/media/id/5de0db0772ab6f0238340b6b/zabytaia-vremenem-bitva-5ed614264abd40028a04fb07

Социальные сервисы

Свежие новости

Оставить комментарий

Отправить

*

code