21112018

Между Сциллой и Харибдой

  Заместитель координатора Тамбовского регионального отделения Константин Сусаков в политике не новичок. Он провел не одну избирательную капанию. Но по профессии он философ. Хотя на первый взгляд, именно поэты и философы сегодня самые невостребованные профессии. Но именно они способны тонко понимать, что сейчас происходит в обществе. Осознанная необходимость – Константин Валерьевич, что для вас философия? – Ещё древние говорили, что это любовь к мудрости. Но философия имеет разные уровни. Кто–то рассуждает о жизни на бытовом уровне, кто–то – на профессиональном. Так и в вопросах веры. Одному человеку хватает раз в год зайти в храм, другой – становится монахом. Но монашество – это, конечно, не профессия, а состояние духа. Точнее, страстное желание служить высокому. – Но монах служит Богу. А чему посвящает свою жизнь философ? – Предмет философии давно известен всем, даже на интуитивном уровне. Любой человек задумывается о смысле жизни, ищет ответ на вопрос: «Для чего человек живёт?» Это нас и отличает от животного, которое живёт на автомате. Их жизнь запрограммирована инстинктами. А у человека есть свобода выбора, воли, совести и так далее. Когда человек достигает определённого сознательного возраста, перед ним открывается чистый лист. Там не указано, как ему жить. – А как же понятие судьбы? – Философия этого не отрицает, но, тем не менее, человек не знает своего предопределения. – Но тогда интересно узнать, что же такое свобода? – Трактовок довольно много. Мне нравится выражение времён античности: свобода – это осознанная необходимость. Кстати, эта трактовка серьёзно перекликается с христианством. – Получается, что и свободы, в смысле, вседозволенности – нет. Остаётся только действовать в рамках необходимости. – Но это лишь верхний уровень понимания свободы. Но если копнуть более глубоко, то получается интересная вещь. Как мы уже говорили, человек абсолютно свободен, но когда он начинает задумываться, для чего существует, то понимает, что есть определённые правила, ценности, в конце концов, опыт жизни, которым сознательно должен следовать. И чем выше его сознание, тем выше и его уровень ответственности. Это уже совершенно иной уровень понимания свободы. То есть человек делает что–то по осознанной необходимости, а не потому, что его кто–то заставляет. Иными словами, это его свободный личный выбор. Можно привести простой пример. Кто–то не переходит улицу на красный свет только потому, что неподалёку дежурит сотрудник ГИБДД, а кто–то осознанно не хочет нарушать правила дорожного движения. Вот это и есть осознанная необходимость – жить честно. Воровать – это ниже достоинства – Да, наверное, нелегко осознать, что воровать бюджетные деньги – это ниже человеческого достоинства. А может ли философия перевоспитать человека? – Семена должны упасть в подготовленную почву. Когда общество, политика и экономика подчинены только одному – прибыль любой ценой, то читай – не читай Канта или Гегеля – толку не будет. Поэтому разного рода коррупционеры сегодня чувствуют себя вполне комфортно. Все воруют – и я ворую. Вот такой примитивный уровень философии. Кроме того, мы живём в обществе потребления, где в принципе не может быть высоких целей. Главное: дёшево произвёл – дорого продал. Это основной критерий успешности. Поэтому сегодня у нас царит психология торгашей. Направленность на вещизм, потребление – это уход от духовного переживания. «Шопоголия» – болезнь нашего века, некая попытка заполнить духовную пустоту вещами, комфортом и так далее. А современная культура и цивилизация стимулирует это. Даже экономика построена на потреблении. Эта тенденция хорошо отображается и на внешней среде. Посмотрите на Тамбов, сколько за последнее время здесь построено. Но преобладают различные безликие здания, магазины, похожие на склады. Все это немые свидетели эпохи временщиков. Людей не беспокоит, что о них скажут в будущем, они живут сегодняшним днём. Нынешние власти плохо понимают, зачем нужна красота. Это понятие изжило себя. Ведь задача не преобразовать мир к лучшему, а получить прибыль. Невозможно построить дёшево и при этом красиво. На красоте нельзя заработать. Это понимание приходит только тогда, когда общество ставит перед собой глобальные цели. Тогда возникает в культуре, в частности, в архитектуре, так называемый большой стиль. Не случайно в 50–е годы прошлого века появился сталинский ампир – как символ возрождающейся империи. Мы оставляем за рамками разговора политический подтекст. Но сегодня те же тамбовские «сталинки» – это не только свидетели непростой эпохи прошлого века, но и украшение города. Архитектура – мощный инструмент формирования человеческого сознания. Власть худших – А как изменить вектор развития всего общества? Может быть, виной всему чиновники? – Не стоит все наши беды валить на чиновников и бюрократию. Чиновник не способен генерировать идеи – это лишь инструмент в руках государства, он должен быть хорошим исполнителем. Это некий, если хотите, бездушный винт в государственной машине. Только здоровое гражданское общество способно изменить мир к лучшему. Но гражданские институты у нас развиты довольно слабо. За примерами ходить далеко не нужно. Посмотрите, в каком сегодня состоянии памятники истории и культуры. Они продолжают медленно, но уверено разрушаться, некоторые бездумно сносятся. Полноценных парков и скверов почти не осталось в городе. Но почему–то молчат художники, писатели, актёры, архитекторы… Все они входят в творческие союзы, которые и должны быть костяком гражданского общества. Но они живут сами по себе, тамбовчане – сами по себе. Их интересы не пересекаются. Есть отдельные неравнодушные люди с гражданской позицией, но их никто не слышит. Зачастую их воспринимают, как «городских сумасшедших». – У тебя довольно большой опыт работы с молодёжью. Их отношение к гражданскому обществу? – Молодёжь, конечно, разная, но в основном – это уже новое поколение, воспитанное в обществе потребления. Они хотят красиво жить и ничего при этом не делать. Даже политика их интересует с точки зрения лишь карьерного роста – не более того. – Всё так безнадёжно, или можно оживить активность простых горожан? – Конечно, можно оздоровить гражданское общество. Было бы желание. Для этого есть довольного много способов, начиная от демократических выборов и повышения политической культуры. Но любая система должна работать так, чтобы наверх выходили лучшие в нравственном, интеллектуальном и культурном отношении люди. Мы сегодня не говорим об аристократии как о социальной прослойке. Это в прошлом. Аристократия – это власть лучших. Охлократия, напротив, власть худших. Нынешняя система, к сожалению, генерирует нередко приспособленцев и проходимцев. Я не склонен принижать или возвеличивать СССР, но там была создана определённая система отбора и формирования элиты. Да, она была, может быть, несовершенной, но она была. Люди продвигались наверх, если они обладали определёнными способностями и человеческими качествами. Например, мастер того или иного производственного участка мог стать и министром. Сегодня этого нет. Кумовство и деньги – основной фактор карьерного роста. В 90–е годы произошла ещё одна малоприятная вещь. С развалом промышленности исчез тонкий интеллектуальный слой инженеров и технических работников. А это была, если хотите, передовая часть нашего общества. Сегодня мы пожинаем плоды той бездумной политики. Думаю, что с развитием высокотехнологических и инновационных производств у нас появится шанс вновь обрести интеллектуальную элиту, которая способна творчески мыслить. Но и без повышения общей политической культуры нам не обойтись. В противном случае, мы так и будем по уровню развития страной третьего мира. Как политика связана с философией? Философия, в том числе, наука о жизненном пути, а политика – наука управления обществом. Политика, иными словами, определяет путь развития общества. Здесь и необходимо искать точку их пересечения. - Вы представитель ЛДПР. В чем суть идеологии партии Владимира Жириновского? ЛДПР предлагает средний путь развития страны, избегая крайностей. Я бы сравнил Владимира Жириновского с античным образом Одиссея. Из мифологии известно, что ему удалось пройти между двумя чудовищами Сциллой и Харибдой. Владимир Вольфович ведет свою партию, не позволяя ей попасть в лапы политических чудовищ. Предположим, что Сцилла – это крайность демократии – власти толпы, а Харибда – тоталитаризм. Этим и объясняется популярность ЛДПР. Досье Константин Сусаков. Родился в 1970 году. Учился в аспирантуре московского вуза. Преподаёт философию с 1996 года. Имеет ряд публикаций в различных научных изданиях.

Социальные сервисы

Свежие новости

Оставить комментарий

Отправить